?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Художественно оформленный концепт нашей команды в свое время очень понравился Хэлке. Может быть, и остальным будет интересно почитать, чем живет гейко-синоби. За вдохновение спасибо Борису Акунину и его книге "Алмазная колесница".


Три-два-один или история гейш дома «Камакири», рассказанная ими самими

Имя третье

Мы – гейши окия «Камакири» квартала Гион славного города Киото.
Свои имена мы получили здесь, в чайном домике, забыв о прошлой жизни.

Каждая из нас – истинное произведение искусства.
В Плавучем мире мы – украшение редких минут досуга мужчин, которые нам не принадлежат, и самая изысканная компания для их женщин.
День за днем мы воспеваем женственность и хрупкость в каждом своем движении.
С нами любой купец чувствует себя ронином, ронин – самураем, самурай – дайме, а дайме – сегуном. Сегун же к нам просто не заходит, а если бы и зашел, то его голову вмиг заняли бы мысли, ведущие к государственной измене.
Лишь божественный император устоял бы перед нашими чарами – и только потому, что император Японии может все.
(UPDATE АВТОРА: АН НЕТ, НЕ УСТОЯЛ :))))
В театре Кабуки ни один актер не играет так, как умеет играть гейша – не только на струнах сямисэна, но и на струнах души. А грим лучше скрывает лицо, чем маска.

Мы цветы среди цветов в самом сердце Мира цветов и ив. Наши имена отражают нашу суть и определяют облик.
Нежный фиолетовый ирис Аямэ и величественный синий гиацинт Суирэн, маняще-розовый пион Эбисугуса и рассветно-персиковый цветок Тооко.
Чей-то бутон еще не раскрыт, и мы лишь ждем, когда наши майко совершат обряд мидзуаге.
Кто-то в самом расцвете своей красоты и славы, как Тооко.
А чья-то пора цветения уже на исходе, как у меня, Суирэн.

Мы знаем: разливая чай, сочиняя хокку, выбирая подходящую случаю мелодию или вспоминая уместную шутку, щедрой рукой отсыпая лесть, улыбаясь, танцуя или просто стыдливо закрываясь веером, гейша может любого ввергнуть в смятение. Она исповедует красоту.
Она помнит, что перед красотой бессильны все – старик, ребенок, мужчина или женщина.
И только гейша перед красотой уязвима: ее собственная рано или поздно увянет, а чужая – отнимет клиентов, благосостояние, престиж.
Впрочем, у каждого свое место под ликом Ямато. Молодые гейко радуют гостя красотой, зрелые - умением. Хотя конкуренция и интриги от этого не зависят - они всегда есть.
Так возникают в плавучем мире подводные бои. Так плетутся интриги. Так рождаются заговоры в маленьком женском мирке.

Ведь каждая гейша – глубокий омут, темная вода: никто не может разглядеть камней на дне, никто и не должен их видеть.
Ибо кто узрит эти камни – умрет.

Имя второе
Мы – итиноку из клана Тобэй-гуми, тени, Крадущиеся. Мы – те, кого непосвященные, дрожащие от страха в своих постелях от одного упоминания о нас, называют ниндзя. И самое главное - мы – седоки Алмазной Колесницы, на которую посадил нас Тамба.

Сэнсей, давший нам наше искусство. Мастер, заменивший нам отца и мать. Человек, подаривший нам смысл в те дни, когда мы даже не знали такого слова.

Дочери воинов и рыбаков, торговцев и ремесленников, девочки из семей эта и самураев – все мы были равны в его глазах. Он стер из нашей памяти жизнь, которую мы вели до встречи с ним.
Он научил нас, что нет ни Добра, ни Зла для тех, кто едет на Алмазной Колеснице по дороге в Вечность. Есть лишь дело, которое мы делаем, долг, который мы исполняем. Теперь мы готовы на все, чтобы в любой момент времени оставаться собой перед лицом Вечности. Предай их всех – останься верен себе – таков путь, и лишь тот, кто пройдет его до конца, обретет просветление.
Каждая из нас – чистый лист, и та, что попадется, отрежет себе лицо, не колеблясь, чтобы враги не сумели опознать ее. И останется чистым листом для всех.

Мы идем по траве, не приминая ее. Мы отлично видим в темноте, потому что каждая из нас познала тьму и свет равно внутри себя.
Мы крадем и убиваем. Мы беремся за ту работу, от которой с омерзением отказываются остальные. Мы не воины. В нашей крови – ложь, а сама основа нашей жизни – смерть.
Мы – синоби среди синоби. Наши имена отражают нашу суть и определяют облик.
Мы – оружие в руках судьбы и мастера Тамбы.
Сюрикен – острая звезда.
Юми – лук.
Масакири – боевая секира.
Тампей - кинжал.
Эти имена мы произносим, когда занавес задернут, а в окнах дома «Камакири» погашен свет. Не зря наш домик называется «Богомол» - Тамба-сенсей был большой шутник.
Изучив искусство синоби, каждая из нас отправилась в Киото. Тамба-сэнсей сказал: «Вы женщины, и оружием, которая дала вам природа, я не владею. Учитесь». И мы отправились учиться.
Свои заказы мы получаем от якудза и всегда исполняем обещанное. За неисполнение договора караем, за четкое следование обязательствам платим заказчику хорошей работой. Нет такого дела, за которое мы побоялись бы взяться. И каждый, кто имеет выход на наших связных, может быть уверен, что его враг будет повержен, а цель достигнута. Пока хоть одна из нас жива и дышит, мы не отступим.
Черные тени, скользящие по стене, по крыше вашего дома, пока вы спите, - нас прячет благосклонная ночь. Маски скрывают наши лица, и только блеск глаз может нас выдать. Но не спешите смотреть в глаза смерти. Она сама посмотрит в ваши глаза, когда придет срок.

Ведь каждая итиноку – глубокий омут, темная вода: никто не может разглядеть камней на дне, никто и не должен их видеть.
Ибо кто узрит эти камни – умрет.


Имя первое
Мы – дети, рожденные от вполне земных женщины и мужчины. Мы – девочки, от которых из-за нищеты, из алчности, от отчаяния или из нежелания кормить лишний рот отказалась их семья. Каждая из нас появилась на свет кричащей, с красным от натуги личиком, как и положено любому ребенку. Каждой из нас не посчастливилось родиться женщиной в стране, где женщина ценится дешевле коровы. Наши настоящие имена знает судья, у которого хранятся наши контракты.
Зачем они нам? Тех девочек, которые когда-то были проданы, больше нет.
Есть лишь синоби с лицами замотанными платком, с татуировкой-богомолом под левой подмышкой.
Есть лишь гейши в пышных кимоно и с выбеленными лицами.
У каждой из нас до первого и второго воплощения была история – краткая, часто печальная, еще чаще жестокая. Эту горечь мы не можем избыть, но постарались забыть.
И все же до конца стереть ее из памяти не удается. У каждой из нас – ищущий взгляд потерянной маленькой девочки. Но никто не должен этого видеть. Даже сестры по окия, даже те седоки, что едут с тобой рядом в Алмазной Колеснице и касаются тебя локтями.

Ведь каждая маленькая девочка – глубокий омут, темная вода: никто не может разглядеть к амней на дне, никто и не должен их видеть.
Ибо кто узрит эти камни – умрет.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
shaggy
May. 24th, 2011 11:35 am (UTC)
Как всегда, Марго, охрененно. Очень сильно впечатлена!
rovenion
May. 24th, 2011 12:12 pm (UTC)
Предвижу много комментов в стиле "Хэлка же запретила нам ехать ниндзями"!
tinraen
May. 24th, 2011 12:20 pm (UTC)
Красиво...
( 3 comments — Leave a comment )